Обновления и Анонсы   Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
 
 
 
 
 
ГЛАВНАЯ   УНИВЕРСИТЕТ   НАША ПОЗИЦИЯ   НАШИ ЛИСТОВКИ   ТРУДОВАЯ РОССИЯ   ФОРУМ  
  Главная Университет Научный коммунизм Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть I).
Содержание II. Общественное сознание и пролетарская революция
 
 
       I. Диалектика общественного бытия и общественного сознания.
 

Объектом нашего диалектического исследования теперь будет отношение общественного бытия и общественного сознания.

Вспомним, что под общественным бытием марксизм понимает материальную сущность общества – общественный способ производства, утвердившийся в этом обществе.

Далее, человек, поскольку он – общественное, а не просто биологическое существо, есть личность. Личностное в человеке и есть специфически человеческое в человеке.

Труд, производство как взаимоотношение человека и природы определяет, порождает возможность человека в качестве общественного существа. Но именно в производственных отношениях эта возможность реализуется. Именно включенность в производственные отношения есть реальная включенность индивидов в общественные взаимоотношения с природой.

Итак, производительное отношение индивидов к природе есть лишь возможность их существования в качестве личностей; включенность индивидов в производственные отношения, в общественные отношения производства есть уже реальность их существования в качестве личностей.

Следовательно, все люди, поскольку они трудятся, производительно относятся к природе и участвуют в производственных отношениях, уже тем самым представляют собой личности. Сфера общественного производства есть ядро человеческого общества. Такую же роль сфера общественного производства играет и в процессе возникновения, становления и развития людей как личностей.

Анализ.

На прошлых лекциях нашего курса мы уже показали, что общественный способ производства есть материальная сущность общества, материальная в том смысле, что не определяется по воле людей.

Теперь мы покажем, что общественный способ производства материален и в том смысле, что от него диалектически зависит не только воля людей, но и всё общественное сознание. То есть общественный способ производства есть действительно материальный базис общества.
Чтобы вычленить эту зависимость в чистом виде мы сначала абстрагируемся от процессов изменения базиса. Именно с этой абстракции мы и начнём наш анализ.

Предположим на этом шаге, что производительное отношение к природе и производственные отношения существуют, воспроизводятся в неизменном виде.

Тогда включение в них новых рождающихся и подрастающих индивидов будет превращением этих индивидов в личности. Но, будучи включены в производственные отношения, эти индивиды перестанут изменяться как личности. Их деятельность в качестве личностей будет неизменной, неизменно повторяющейся, не требующей изменения целей. Но на этом первом шаге нашего анализа мы намеренно абстрагируемся от изменения материального базиса общества, чтобы упростить анализ человеческих взаимоотношений, рассматривая их пока тоже неизменными.

В самой простой форме общественный способ производства проявляется через отношение человека как биологического существа к остальной природе, через биологическое потребление. Например, с биологической точки зрения человек для поддержания своего существования, для удовлетворения потребности в еде нуждается в определенном количестве определенных веществ, представленных в предметах природы.

С другой стороны, та же потребность в пище и её удовлетворение, взятые как относящиеся к сфере явления общества, – это потребление произведённых предметов потребления и при помощи произведённых, средств, следовательно, в этом отношении потребность в пище социально обусловлена.

В более сложной форме проявления общества происходит «просвечивание» социального, общественного способа производства через отношение биологического воспроизводства людей. Законы народонаселения, например, относятся главным образом к сфере явления общества.

Еще более сложная развитая форма проявления общества – непосредственное воздействие на биологические потребности людей самого процесса труда: воздействие на человека как биологическое существо длительности, интенсивности процесса труда, производства, влияние на человека как биологическое существо условий труда и производства, разделения труда и производства, а также отдыха и т. д.

В сфере явления общества общественное «просвечивает» через биологическое и в биологическом, но всё же основным остаётся то, как социальное обнаруживается непосредственно в биологическом, в биологических связях индивидов. Возьмем, например, классы. Классы различаются прежде всего в сфере сущности общества, внутри общественного способа производства. Вместе с тем классы относятся и к сфере явления общества, имеют социальную сторону в узком смысле слова. В этом социальном аспекте класс выступает главным образом с точки зрения того, что его место и роль, единство положения его членов в общественном способе производства проявляются в одинаковости жизни индивидов, относящихся к классу (в одинаковости условий труда, производства и в одинаковости их влияния на индивидов, в уровне обеспеченности пищей, жильем и т. д. и т. п.). Можно сказать, что в таком, узком социальном отношении единство класса предстает через одинаковость жизненных интересов входящих в него индивидов.

При рассмотрении сферы явления общества люди уже предстают в какой-то степени как личности, и все же непосредственно на первый план выступает то, что они есть человеческие индивиды.

Зафиксировав на первом шаге нашего анализа способ производства, господствующий в обществе, мы тем самым зафиксировали ту исторически сложившуюся среду, куда люди попадают помимо их воли. Эта абстракция выявляет независимость общественного способа производства от общественного сознания, то есть материальность зафиксированного общественного способа производства.

Человек, как личность, формируется в исторически сложившихся до него условиях. И это его формирование определяется силами, что стоят за его спиной, и которые он не сознаёт. Эти внешние силы, не зависящие от воли человека, от его формирующегося сознания, и есть те исторически сложившиеся производственные отношения, в которые члены данного общества вовлечены помимо их воли. То есть «логика исторического процесса предшествует субъективное логике людей, которые участвуют в историческом процессе» (Роза Люксембург).

Таким образом, зафиксировав неизменность экономического базиса общества, мы получили жёсткую зависимость общественного сознания от этого базиса. Такая зависимость и получила название  «экономического детерминизма».

Но мы с вами уже знаем, что материальный базис общества не только изменчив, но и революционно изменчив. Следовательно, и экономический детерминизм не является абсолютным (как полагают вульгарные материалисты). Чтобы понять его диалектику, прейдём ко второму шагу нашего анализа.

На этом шаге нашего анализа предположим уже, что производительное отношение к природе и производственные отношения изменяются.

Это значит, что изменяется деятельность людей в качестве личностей. Именно изменение производственных отношений, изменение общественных отношений производства порождают потребность предвосхитить изменение общества в представлении, идеально. Чем более сформировались производственные отношения и чем кардинальнее нужда в их изменении, тем больше потребность предвосхищения изменения общества.

Именно изменение производственных отношений ближайшим образом порождает потребность в индивидах, в той или иной степени сознающих своё участие в общественном целом. Или, иначе говоря, потребность в общественном сознании вытекает из производства как процесса, то есть как изменяющегося, и ближайшим образом – из общественных отношений производства как процесса, то есть как именно изменяющихся отношений. В полной мере человек есть личность в качестве сознательного участника изменения общества как целого (а значит, и соответствующего изменения себя самого).

Вот почему только сознательного большевика-революционера можно считать состоявшейся личностью

Сознание в целом рождается и вырастает из процесса производства и главным образом существует ради процесса производства. Сознание имеет в себе две стороны; с одной стороны, это предвосхищение в представлении результата преобразования предмета труда средствами труда, иначе говоря, речь идет о знании; с другой стороны, это есть предвосхищение в представлении своего отношения к людям и людей к себе, отношений людей друг к другу. Вторая сторона и есть само по себе сознание, то есть знание со стороны его общественного существования, существования через общественные отношения. С этой второй стороны, сознание само по себе необходимо включает в себя, необходимо предполагает самосознание.

Сознавать, совместно, общественно знать нельзя, если индивиды не отличают себя друг от друга в качестве знающих, если индивиды не знают себя в качестве знающих по отношению к другим индивидам. Первая сторона (знание) вырастает преимущественно из взаимоотношения человека и природы, вторая сторона – из взаимоотношения людей в производстве, труде. И подобно тому, как производительные силы и производственные отношения, труд как обмен веществ с природой и труд как общественный труд существуют реально лишь в их внутреннем единстве, так и обе стороны сознания внутренне едины друг с другом в своем различии. Как отдельный человек не существует вне внутренней связи с другими людьми, обществом и наоборот, так и сознание людей внутренне едино и различно с самосознанием. Тем не менее, можно заметить, что первая сторона сознания (знание) в большей мере обусловлена отношением человека к природе, а вторая сторона (собственно сознание) в большей мере обусловлена отношениями людей друг к другу в труде, в производстве, общественными отношениями производства. И если мы ближайшим образом выводим здесь вторую сторону сознания из производственных отношений, то первая сторона вне специального фиксирования ее связи со второй рассмотрена при характеристике обмена веществ человека и природы.

Всякое данное производительное отношение к природе имеет спектр возможностей своего применения и изменения. В зависимости от тех или иных производственных отношений эти возможности могут быть реализованы так или иначе, в той или иной степени, но они не могут (по крайней мере, надолго) выйти за «рамки» этих возможностей. В этом смысле они не могут совершенно и более или менее длительно не соответствовать производительному отношению к природе.

От чего же зависит то, какие именно производственные отношения образуются при разрешении несоответствия старых производственных отношений наличным производительным силам, то есть насколько и как образующиеся производственные отношения реализуют возможности, имеющиеся в наличном производительном отношении к природе?

Само изменение производственных отношений в общем и целом вызывается их несоответствием производительному отношению к природе, их несоответствием производительным силам. Но какое несоответствие производственных отношений имеющимся производительным силам необходимо для осуществления изменения имеющихся производственных отношений? И достаточно ли это необходимое развитие имеющихся производственных отношений для того, чтобы совершился их переход в иные производственные отношения?

Начнем с ответа на последний вопрос.

Абсолютное, совершеннейшее соответствие производственных отношений производительным силам невозможно. Всякое соответствие имеющихся производственных отношений наличным производительным силам включает в себя в той или иной степени, в том или ином отношении также и несоответствие.

Возникновение новых производственных отношений есть возникновение производственных отношений, соответствующих наличному производительному отношению к природе, наличным производительным силам. Вместе с тем оно есть возникновение нового несоответствия возникших производственных отношений существующим производительным силам.

Как всякий процесс развития, соотношение данных определенных производственных отношений и определенных производительных сил, на основе которых они возникли, проходит следующие типичные стадии:

Стадия возникновения новых производственных отношений – стадия возникновения как соответствия, так и несоответствия вновь возникших производственных отношений имеющимся производительным силам. На этой стадии новые производственные отношения в основном соответствуют унаследованным производительным силам, унаследованному производительному отношению к природе.

Стадия формирования новых производственных отношений. На этой стадии в рамках новых производственных отношений происходит изменение унаследованных производительных сил, унаследованного производительного отношения к природе. Вместе с тем формируется несоответствие новых производственных отношений изменяющимся в их рамках производительным силам, изменяющемуся в их рамках производительному отношению к природе.

Стадия зрелости новых производственных отношений. На этой стадии в рамках новых производственных отношений сформировываются качественно иной характер и соответствующий ему уровень производительных сил по сравнению с унаследованными характером и уровнем производительных сил. На этой стадии достигает зрелости несоответствие новых производственных отношений производительным силам, качественно и количественно изменившимся по сравнению с унаследованными производительными силами.

Стадия упадка, регресса, загнивания, умирания этих производственных отношений. Если даже на стадии возникновения новых производственных отношений нет и не может быть абсолютного соответствия, только соответствия новых производственных отношений имеющимся производительным силам, то даже на стадии упадка нет абсолютного несоответствия, только несоответствия имеющихся производственных отношений имеющимся производительным силам. Поэтому, хотя и в уменьшающейся степени, в более ограниченных отношениях, но загнивающие производственные отношения никогда абсолютно не закрывают дорогу функционированию и развитию производительных сил, функционированию и развитию производительного отношения к природе. Производительные силы сами по себе никогда абсолютно не исключают старые производственные отношения.

Следовательно, автоматическая смена одних производственных отношений другими вследствие только развития производительных сил и одного лишь противоречия между старыми производственными отношениями и изменившимися (качественно и количественно) производительными силами невозможна.

Смена одних производственных отношений другими, реализация различных возможностей, содержащихся в производительных силах, зависит не только от объективных предпосылок – они необходимы, но недостаточны, – а также и от мыслей, чувств и действий людей, направленных либо на поддержание существующих производственных отношений, либо на возвращение к старым, либо на замену существующих производственных отношений иными, не имевшими места прежде.

Наиболее вероятна смена существующих производственных отношений на стадии упадка. Так как изменение производительных сил, вообще производительного отношения к природе лежит в основе изменения производственных отношений – ибо главное для людей в конечном счете производительное отношение к природе, а не производственные отношения, – то смена существующих производственных отношений в общем и целом закономерно происходит на стадии их умирания.

Однако по мере того как производительное отношение к природе, производительные силы развиваются настолько, что они позволяют производить изобилие материальных благ, производственные отношения приобретают все большую относительную самостоятельность по отношению к производительным силам, производительному отношению к природе. Люди получают всё больше и больше возможностей для выбора производственных отношений, связь производственных отношений с производительными силами, с производительным отношением к природе становится всё более опосредствованной.

Но, конечно, общей основой для изменения производственных отношений продолжают всегда оставаться производительные силы, производительное отношение к природе, ибо без этого люди не могут существовать.

При отсутствии изобилия материальных благ производственные отношения, их смена более жёстко зависят от производительных сил, производительного отношения к природе, ибо при отсутствии изобилия материальных благ особенно остра необходимость наилучшего использования производительных сил, производительного отношения к природе для того, чтобы получать возможно больше материальных благ.

При наличии изобилия материальных благ существенно изменяется сам характер зависимости производственных отношений от производительных сил, производительного отношения к природе. Главным для выбора (сознательного или бессознательного) людьми производственных отношений становится не количество и качество результатов, продуктов производства, а – количество и качество процесса труда как способа развития сил человека. В этом последнем отношении, напротив, связь производственных отношений с производительными силами, с производительным отношением к природе становится более непосредственной.

Если брать производительные силы, производительное отношение к природе, производственные отношения в целом, то совершенно закономерно, что на смену существующим производственным отношениям идут производственные отношения, в общем соответствующие имеющимся производительным силам, производительному отношению к природе. Ибо именно сохранение и развитие производительных сил, производительного отношения к природе есть главное по сравнению с производственными отношениями. И соответственно закономерной оказывается смена одних производственных отношений другими именно на стадии упадка.

Если же производственные отношения человечества развиваются в различных своих «частях» и т. п. неравномерно, то вполне вероятен «перескок» менее развитых «частей» под влиянием более развитых «частей» через одну или несколько стадий развития. Но тем не менее развитие производственных отношений общества, взятых в целом, или, иначе говоря, смена производственных отношений, имеющая всемирно-историческое значение, происходит на стадии упадка сменяемых производственных отношении.

Когда именно и как именно происходит смена одних производственных отношений другими, зависит от существующего способа производства, от спектра возможностей его изменения, таящихся в нём самом; но не только от этого, а также от того, как и насколько люди осознают имеющиеся возможности, как они воспринимают их, как они действуют ради реализации тех или иных возможностей, таящихся в способе производства.

Пока речь шла о простейшем отношения, люди выступали либо как одинаковые друг с другом, либо как различающиеся по полу и возрасту. Когда речь шла о производительном отношении к природе и о производственных отношениях в их единстве и в отвлечении от их изменения, то есть в отвлечении от их изменения внутри способа производства, люди различались по их месту, роли, значению в совокупном производстве.

Теперь, когда обнаруживается зависимость смены производственных отношений, изменения способа производства от людей, которые не есть только носители труда и носители производственных отношений, на первый план выступает то, что люди имеют свободу выбора.

Пока рассматривались труд, производительное отношение к природе, в общем и целом на первый план выступала необходимость (труд, производство представлялись средством удовлетворения биологических или трудовых потребностей), а познание – как познание необходимости.

Свободу выбора люди имеют потому, что необходимость не есть абсолютно предопределенная, объективные возможности таковы, что могут быть реализованы различно, хотя и на основе имеющегося спектра возможностей.

Свободу выбора люди имеют также потому, что выбор зависит и от них самих, и от их чувств, сознания, воли, индивидуальных качеств.

Чувства, сознание, действия людей, поскольку дело заключается в изменении производственных отношений, а значит, производства как общественного производства, как целого, имеют своим содержанием это целое, сферу общественного производства, т. е. представляют собой общественные чувства, общественное сознание, общественные действия.

Свобода выбора отношений людей друг к другу предполагает, что индивид выделяется из коллектива, и тем самым развивается как личность. Говоря о выделении индивида, мы не имеем в виду обязательно антагонизм, враждебность индивида коллективу. Речь идет о том, что человек относится к коллективу не как животное, а как существо, осознающее свою связь с другими индивидами, с коллективом, осознающее себя как способного к различным мыслям, чувствам, действиям в какой-либо ситуации общения.

Выделение индивидов в коллективе как личностей означает приобретение ими способности к свободному выбору в общении, выбору, основанному на познанной необходимости, т. е. выбору в общении, опирающемуся на то или иное знание других людей, коллектива, себя самого. Знание, познание свободы выбора отношений людей друг к другу есть вторая из упомянутых выше сторон сознания. Еще раз подчеркнем, что знание, познание, с одной стороны, и собственно сознание – с другой, едины. Знание людей своим происхождением обязано главным образом трудовым, производительным отношениям людей к природе, сознание своим происхождением обязано главным образом отношениям людей друг к другу в производстве, труде, т. е. производственным отношениям. Подобно тому, как производительное отношение к природе не существует реально, вне и помимо производственных отношений, так знание и сознание существуют во внутреннем единстве друг с другом и не существуют в отрыве друг от друга. Знание есть всегда реально и собственно сознание, а собственно сознание есть знание. Тем не менее, в этом внутреннем единстве имеется и различие. В широком смысле слова и знание, и собственно сознание есть сознание.

Что такое знание и познание? А в связи с этим, что такое сознание?

Познание есть процесс получения знания. Знание – результат познания. Знание образуется прежде всего в целесообразной деятельности по преобразованию природы.

Знание есть отражение. Собственно знание есть верное, правильное отражение. Знание в широком смысле слова включает в себя и верное, правильное, и неверное, неправильное отражение. Знание в самом узком смысле слова есть абсолютная истина, знание в более широком смысле слова есть единство абсолютной и относительной истины. А в еще более широком смысле слова знание – единство истины (собственно знания) и заблуждения. Если заблуждение закрепляется, раздувается причинами, посторонними к самому процессу познания, то оно вообще выходит за границы знания даже в самом широком смысле слова (типичный пример – закрепление религиозных предрассудков).

Знание в качестве знания необходимо как верное, правильное отражение. Заблуждение входит в знание и познание лишь постольку, поскольку оно представляет собой необходимый побочный момент и продукт, результат достижения истины, верного, правильного знания. Знание вообще по своему происхождению и по сути есть цель. Знание как цель представляет собой верное, правильное предвосхищение результата, продукта процесса труда, осуществляемое при помощи верного, правильного знания о средстве и предмете труда, их свойствах, а также о способе труда.
Итак, знание есть верное, правильное отражение. Но это не пассивное отражение, не отражение только того, что есть. Это отражение есть отражение того, что есть, и вместе с тем того, что будет, т. е. вместе с тем предвосхищающее отражение. Кроме того, знание есть такое отражение, которое необходимо предполагает отражение средств и способов достижения того, что будет, а также предмета (или предметов), на который направлены средства.

Тождественны ли цель и знание? По сути своей цель и знание неотделимы друг от друга, внутренне едины. существуют лишь в превращенности друг в друга. Но по своей, так сказать, чистой специфике, в своей обособленности знание предстает как отражение того, что есть, а цель – как предвосхищение результата, того, что будет, как то, что направляет движение к результату, то есть как управление движением к результату.

Если знание, познание как таковые образуются (имея в виду их специфику по отношению к собственно сознанию) преимущественно в процессе преобразования природы и для преобразования природы, то в качестве знания, познания они призваны к преимущественному отражению природы. Производственные, вообще общественные отношения, собственно сознание могут быть объектом и предметом познания, знания, но в этом случае общественные отношения, собственно, сознание отражаются со стороны их обусловленности природой, производительным отношением к природе, выступают как объективно существующие, как объект.

Если собственно сознание как таковое происходит в конечном счете и главным образом из производственных отношений, из общественных отношений производства, то и предназначено оно главным образом (но не исключительно) для осознания общественных отношений производства. В знании, познании познается нечто как независимое от познающего, как объект, собственно сознание прежде всего и главным образом есть установление единства или установленное единство людей как знающих, познающих в их отличии друг от друга (без отличия нет единства).

Сознание, следовательно, необходимо предполагает самосознание. Иначе говоря, в знании, познании познающий – субъект, а то, что познается, – объект, тогда как в собственно сознании знание, познание, отношение субъекта и объекта есть необходимый, но подчиненный момент, а главный специфический момент сознания есть отношение субъектов друг к другу.

Итак, знание, познание людей едины с собственно сознанием и в отрыве от него реально не существуют; собственно сознание едино со знанием, познанием, необходимо включает их в себя, и в отрыве от знания, познания реально не существует. Сознание в целом, в широком смысле, есть внутреннее единство этих различных сторон.

Исходя из сказанного, мы полагаем, что наука по преимуществу, главным образом есть форма знания, познания (особая форма, скажем, в отличие от обыденного знания, познания). В той мере, в какой знание, познание есть сознание, едины с собственно сознанием, «пронизаны» им, наука представляет собой форму сознания, форму общественного сознания. При сохранении порабощающего разделения труда (или более или менее существенных его остатков) имеет место разделение наук на науки о природе и науки об обществе.

Науки о природе (о природе специфически по-человечески мы можем знать лишь постольку, поскольку она прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно включена в производительный обмен веществ между ней и человеком) представляют собой главным образом знание, познание.

Науки об обществе представляют собой главным образом сознание.

Наука, соответствующая развитому, зрелому человеческому обществу, – главным образом синтетическая, внутренне единая наука; знание, познание природы и осознание общества низводятся в ней на роль внутренне единых различных моментов.

Специфика содержания собственно сознания, общественного сознания, даже если объектом знания, познания служит общество, не сводится к специфике содержания науки.

Собственно общественное сознание, в отличие от науки, вообще от знания познания, призвано регулировать отношения людей друг к другу как субъектов, что необходимо предполагает отношение людей друг к другу также и в качестве самосознающих. Поскольку человек обладает собственно сознанием и самосознанием, постольку он есть личность.

Человек как личность существует лишь в коллективе, лишь в отношении к коллективу и притом как способный к свободному выбору своих отношений с другими людьми.

Образование личности представляет собой и выделение индивида из коллектива, и осознание единства с коллективом. Специфически человеческий коллектив – это коллектив, состоящий из личностей. Следовательно, образование личности есть в то же время процесс расчленения общности индивидов и их объединения как расчленяющихся.

Собственно общественное сознание существует реально в качестве сознания индивидов и тех их отношений, связей, которые образуются и существуют благодаря тому, что они, прежде чем образоваться, проходят через сознание. Нет общественного сознания без личностей, нет личностей без общественного сознания, они взаимно предполагают друг друга и друг без друга не существуют.

Личность есть индивид, обладающий сознанием (и самосознанием) и действующий как сознающий (и самосознающий) индивид. Сознание (и самосознание) индивида есть индивидуальное, а точнее, личностное, или личное, сознание (и самосознание). Общественное сознание не существует иначе, как в головах индивидов, и вместе с тем не сводится к индивидуальному, точнее, личностному сознанию (и самосознанию), а представляет собой продукт деятельности коллектива, продукт деятельности индивидов, образующих целое.

Общественное сознание складывается только из сознаний индивидов, точнее, личностей. Но вместе с тем общественное сознание не тождественно ни сознанию отдельной личности, ни сознанию суммы всех личностей, так как общественное сознание – продукт развития общества, ансамбля людей, не сводимого к их простой сумме, а представляющего собой целостность, органическое единство. Да и само сознание отдельной личности как только исключительно индивидуальное сознание не существует, ибо сознание есть знание себя в связи и различии с другими людьми, знание других людей в связи и различии с собой.

Сознание реализуется всегда в головах индивидов, личностей, но содержание сознания есть общественное содержание. Благодаря тому, что сознание реализуется в головах индивидов, сознание какого-либо индивида (или сознания индивидов) предстает для любого другого данного сознающего индивида как нечто внешнее, объективно, независимо от него данное, выступающее для него в материальной «оболочке».

Итак, сознания других индивидов для данного сознающего индивида есть нечто внешнее, объективное, данное через материальную «оболочку». Тут хорошо видно, что сознание других индивидов для данного индивида в отмеченном отношении выступает как объект, как то, что познается, как объект знания, познания. Следовательно, в этом отношении знание, познание оказываются необходимым моментом собственно сознания.

Общественное сознание есть внешнее, объективное, данное независимо от отдельного сознающего индивида, поскольку помимо этого сознающего индивида имеются другие сознающие индивиды; но вместе с тем индивидуальное сознание представляет собой сознание, общественный продукт, установленное или устанавливаемое единство с другими людьми, как сознающими и самосознающими, образует собой внутренний момент общественного сознания.

В собственно общественном сознании для каждого индивида другой индивид или другие индивиды выступают не только в качестве объектов, но главным образом в качестве субъектов (объектом знания, познания здесь будет субъект) и притом как субъектов, внутренне единых друг с другом. Иначе говоря, собственно общественное сознание есть знание и познание различными людьми других людей и самих себя в их связях, отношениях, единстве друг с другом как активных и знающих других л себя в этом единстве.

Что образует объект собственно общественного сознания, или сознания в узком смысле (взятого как таковое и в полном объеме), в отличие от его формы (форм)? То в связях, отношениях различных людей, что есть и совершается без участия сознания, что происходит и без сознания.

Что же происходит в отношениях, связях людей без участия общественного сознания? Но прежде чем ответить на поставленный вопрос, необходимо заметить, что общественное сознание в узком смысле по самой своей сути – сознание общества, т. е. сознание целого, сознание общества как целого, хотя, конечно, это сознание может быть более или менее отчетливым, более или менее верным, совершаться так или иначе, воспроизводить те или иные аспекты целого в той или иной степени...

Объектом общественного сознания, взятого в узком смысле, являются производственные отношения, как не зависящие от общественного сознания. Производственные отношения не зависят от общественного сознания постольку, поскольку производственные отношения определяются с необходимостью спектром возможностей, имеющихся главным образом в производительных силах, в наличном производительном отношении к природе.

Поскольку определенное общественное сознание вырастает из этого отношения к природе и обусловленных им производственных отношений, постольку производительное отношение, к природе и производственные отношения образуются и развиваются, не проходя при своём складывании полностью как целое через общественное сознание. И даже сознательное развитие производительного отношения к природе, производительных сил, производственных отношений, хотя и есть предвосхищение этого развития, но границы предвосхищения всегда в конечном счете определяются самим этим развитием.

Следовательно, общественное сознание всегда, на всех стадиях развития общества, с одной стороны, играет известную роль в развитии способа производства, с другой – эта роль не является определяющей.

Знание человека есть не просто отражение, а отражение предметов, процессов и т. п. с точки зрения возможностей их изменения.

Следовательно, общественное сознание, поскольку оно есть, между прочим, и знание, есть отражение материальной жизни общества, главным образом производственных отношений, обязательно как процесса с точки зрения возможностей их изменения (коренного или не коренного).

Общественное сознание как собственно сознание «призвано» регулировать отношения людей как активных и знающих себя в их единстве в качестве, субъектов, прежде всего и главным образом в сфере производственных отношений. Естественно, что и с той, и с другой стороны общественное сознание имеет особенное значение тогда, когда необходимо коренное изменение общественного способа производства. Соответственно роль общественного сознания менее значительна в период по преимуществу простого функционирования данного способа производства.

Из сказанного следует, что, в общем и целом, наименее значительна роль общественного сознания на стадии возникновения новых производственных отношений, на стадии наибольшего соответствия существующих производственных отношений имеющимся производительным силам, а наиболее значительна роль общественного сознания на стадии упадка существующих производственных отношений.

Диалектика исторически развивающейся взаимосвязи общественного бытия и общественного сознания такова, что при переходе от капитализма к коммунизму роль общественного сознания становится решающей.

Читатель вправе задать нам вопрос: «Четырьмя абзацами выше было заявлено, что роль общественного сознания в развитии способа производства не является определяющей, а теперь заявляется, что при переходе от капитализма к коммунизму роль общественного сознания становится решающей. Есть ли смысловое различие между понятиями «определяющая роль» и «решающая роль»?».

Мы ответим на этот вопрос в следующем разделе нашей лекции:

 
Содержание II. Общественное сознание и пролетарская революция
  Главная Университет Научный коммунизм Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть I).
 © 2006-2012 CommUni.Ru   О сайте Главная   Университет   Наша позиция   Наши листовки   Наша работа   Форум