Обновления и Анонсы   Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
 
 
 
 
 
ГЛАВНАЯ   УНИВЕРСИТЕТ   НАША ПОЗИЦИЯ   НАШИ ЛИСТОВКИ   ТРУДОВАЯ РОССИЯ   ФОРУМ  
   II. Рабочее движение сегодня Содержание IV. Современное положение в мире и стране
 
   

Учение Маркса есть освещенное глубоким философским миросозерцанием и богатым знанием истории подытожение опыта. (В.И. Ленин. Государство и революция)

Марксизм-ленинизм и мы.

Вслед за Лениным мы утверждаем: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Революционность марксизма-ленинизма состоит и в том, что он неотделим от революционной практики широчайших масс трудящихся. Вот почему легион кабинетных идеологов и прочих премудрых пискарей извращает и нападает на марксизм-ленинизм.

Спорить с самими разносчиками этого «нового мышления» - пустая трата времени. Но разоблачать их, а главное, вооружать трудовой народ марксизмом-ленинизмом - наукой о законах развития природы и общества, наукой о пролетарской революции, наукой о строительстве коммунизма - важнейшая задача коммунистов.

Марксизм возник не в результате отвлеченных споров. Как и всякая действительно научная теория, марксизм дал ответы на вопросы, уже ребром поставленные Обществом. Научность сделала марксизм революционным учением:

Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его. (К. Маркс. Тезисы о Фейербахе).

Диалектический и исторический материализм - фундамент марксизма-ленинизма. Маркс и Энгельс впервые доказали, что общественное материальное бытие, т.е. способ общественного производства, определяет общественное сознание, а не наоборот. Что в обществах, разделенных на классы угнетателей и угнетаемых, движущей силой развития является борьба этих классов, а не борьба вождей и героев.

Маркс вскрыл источник богатства капиталистов - присвоение прибавочной стоимости. Он показал, что это присвоение - основа эксплуатации пролетариата, как в метрополии, так и в колониальных странах. Что без ограбления колоний капитализм вообще не смог бы выйти из экономического кризиса.

Научный анализ капиталистического общества позволил Марксу сделать революционный вывод: борьба между общественным характером производства и частным характером присвоения, переходя в борьбу пролетариата за освобождение от капиталистического рабства, неминуемо приведет к гибели капитализма и победе коммунизма во всем мире.

Маркс и Энгельс заложили научный фундамент коммунизма, выделив главное звено - учение о диктатуре пролетариата. Они доказали, что победа нового коммунистического способа производства придет только после политической победы пролетариата над буржуазией. В этом - одно из коренных отличий пролетарской революции от революции буржуазной, когда политическую победу одерживал класс, уже победивший экономически. Пролетарская революция начинается с насильственного ниспровержения диктатуры буржуазии и установления диктатуры пролетариата. Основной целью диктатуры пролетариата становится уничтожение капиталистического способа производства и организация социалистического и (последовательно и одновременно) коммунистического способов производства. Сначала - политическая победа пролетариата, а затем - экономическая победа нового способа производства над старым. Социалистическое государство - государство диктатуры пролетариата - есть государство переходного периода от капитализма к коммунистическому обществу.

Маркс и Энгельс указали на главное противоречие переходного периода: «новое общество во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». Они доказали, что попытка построения общества по-Дюрингу, т.е. «товарного» или «рыночного» социализма, неотвратимо приведет к реставрации капитализма. Трагическая для трудящихся практика последних пятидесяти лет подтвердила этот вывод Маркса и Энгельса.

Ленин и Сталин продолжили дело своих учителей. Их работа началась в период империализма, когда противоречия капитализма доходят до тех крайних пределов, которые неизбежно приводят к пролетарской революции.

Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарских революций, есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности. (И.В. Сталин. Об основах ленинизма).

Ленин, опираясь на теорию и практику Маркса и Энгельса, разработал и дал русскому и мировому пролетариату учение о партии как революционного авангарда рабочего класса, как оружии в руках рабочего класса, без которого невозможна победа пролетарской революции. Под прямым руководством Ленина большевики возглавили революционную борьбу пролетариата, свершившего Великую Октябрьскую социалистическую революцию.

Подытожив революционный опыт эпохи империализма, Ленин сделал вывод о возможности построения социалистического общества первоначально в одной стране - СССР. Ленинская теория и практика строительства нового общества определили путь развития СССР и мирового социализма на многие годы.

Сталин, работая рядом с Лениным, и встав после его ухода во главе партии, внес исключительный вклад в теорию и практику социализма, коммунистического воспитания и партийного строительства. Сталинская экономическая теория социализма была основой грандиозных побед нового строя и научной программой перехода к полной победе коммунизма во всем мире. Объективных причин схода с начертанного Сталиным пути не было.

Вся история СССР и партии Ленина-Сталина была и историей борьбы с правым уклоном - главной опасностью переходного периода. Ленин и Сталин показали, что умение партии коммунистов научно предвидеть и разрешать противоречия переходного периода, и необходимость беспощадной борьбы с правым оппортунизмом и троцкизмом становятся решающими в деле экономической победы нового способа производства. Эти политические (субъективные) факторы переходного периода, в конечном счете, и определили всю историю нового общества. После смерти Сталина поначалу малозаметные правые и троцкистские шатания руководства партии привели в итоге к ползучей контрреволюции. Она началась во второй половине 50-х годов именно с подрыва социалистического способа производства. Закономерным следствием разрушения социалистического базиса стала замена диктатуры пролетариата диктатурой западной и местной компрадорской, т.е. колониальной буржуазии. Вот та цена, которую заплатили трудящиеся за правый уклон партии.

Марксизм-ленинизм прошел проверку, как всей революционной практикой рабочего класса, так и горьким опытом поражений, вызванных именно отходом от него.

Поэтому, говоря о марксистско-ленинской теории, коммунисты ставят перед собой две задачи:

во-первых, глубоко изучить наследие марксистской мысли, ибо «только стоя на плечах гигантов», можно заглянуть в будущее;

во-вторых, вооружившись революционным знанием, продолжить развитие марксистско-лениннской теории, подытоживая - как говорил Ленин - опыт революционной борьбы масс и уроки поражений.

Решая эти задачи, соединяя их решение с революционной практикой, коммунисты снова поднимут пролетариат на решительную борьбу за свое освобождение.

Ленин о пролетарской партии.

В начале ХХ века небывалый подъём стихийного пролетарского и крестьянского движения в царской России поставил страну в преддверие буржуазной революции.

История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата. И мы вправе рассчитывать, что добьемся этого почетного звания, заслуженного уже нашими предшественниками, революционерами 70-х годов, если мы сумеем воодушевить наше в тысячу раз более широкое и глубокое движение такой же беззаветной решимостью и энергией. (В.И. Ленин. Что делать?)

Перед Лениным и всеми революционными марксистами России, таким образом, встала та же задача, что стоит и перед нами: «Как организовать пролетариат на борьбу в грядущих классовых боях?».

Подытожив революционный опыт всего коммунистического движения, В.И. Ленин развил учение Маркса и Энгельса о пролетарской партии, дав нам в руки и сам метод построения такой партии. Этот метод в основном изложен в двух работах В.И, Ленина: «Что делать?» и «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

В чём же логика этого ленинского метода?

Первый вопрос, на который дал ответ В.И. Ленин: «Что в первую голову недостаёт пролетариату, чтобы он осознал себя как класс?».

Мы сказали, что социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п .Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоретическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста рабочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у революционно-социалистической интеллигенции. К тому времени, о котором у нас идет речь, т. е. к половине 90-х годов, это учение не только было уже вполне сложившейся программой группы «Освобождение труда», но и завоевало на свою сторону большинство революционной молодежи в России.

Таким образом, социалистическое сознание есть нечто извне внесенное в классовую борьбу пролетариата, а не нечто стихийно из нее возникшее…

Раз о самостоятельной, самими рабочими массами в самом ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи, то вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет (ибо никакой «третьей» идеологии не выработало человечество, да и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, и не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии). Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной. Толкуют о стихийности. Но стихийное развитие рабочего движения идет именно к подчинению его буржуазной идеологии,… ибо стихийное рабочее движение есть тред-юнионизм, а тред-юнионизм означает как раз идейное порабощение рабочих буржуазией. Поэтому наша задача, задача социал-демократий, состоит в борьбе со стихийностью, состоит в том, чтобы совлечь рабочее движение с этого стихийного стремления тред-юнионизма под крылышко буржуазии и привлечь его под крылышко революционной социал-демократии...

Но почему же - спросит читатель - стихийное движение, движение по линии наименьшего сопротивления идет именно к господству буржуазной идеологии? По той простой причине, что буржуазная идеология по происхождению своему гораздо старше, чем социалистическая, что она более всесторонне разработана, что она обладает неизмеримо большими средствами распространения. И чем моложе социалистическое движение в какой-либо стране, тем энергичнее должна быть поэтому борьба против всех попыток упрочить несоциалистическую идеологию, тем решительнее надо предостерегать рабочих от тех плохих советчиков, которые кричат против «преувеличения сознательного элемента» и т. п. (В.И. Ленин. Что делать?)

С одной стороны, большевизм возник в 1903 году на самой прочной базе теории марксизма. А правильность этой - и только этой - революционной теории доказал не только всемирный опыт всего XIX века, но и в особенности опыт блужданий и шатаний, ошибок и разочарований революционной мысли в России. В течение около полувека, приме; но с 40-х и до 90-х годов прошлого века, передовая мысль в России, под гнетом невиданно дикого и реакционного царизма жадно искала правильной революционной теории, следя с удивительным усердием и тщательностью за всяким и каждым «последним словом» Европы и Америки в этой области. Марксизм, как единственно правильную революционную теорию, Россия поистине выстрадала полувековой историей неслыханных мук и жертв, невиданного революционного героизма, невероятной энергии и беззаветности исканий, обучения, испытания на практике, разочарований, проверки, сопоставления опыта Европы. Благодаря вынужденной царизмом эмигрантщине, революционная Россия обладала во второй половине XIX века таким богатством интернациональных связей, такой превосходной осведомленностью насчет всемирных форм и теорий революционного движения, как ни одна страна в мире. (В. И. Ленин. Детская болезнь «левизны» в коммунизме)

Следовательно, главная задача коммунистов – привнесение коммунистического сознания в пролетарские массы.

Второй вопрос, вытекающий из первого, на который В.И. Ленин дал ответ: «Как привнести коммунистическое сознание в пролетарские массы?»

Во-первых, нужны революционеры, овладевшие коммунистической теорией.

Энгельс признает не две формы великой борьбы социал-демократии ( политическую и экономическую), - как это принято делать у нас, - а три, ставя наряду с ними и теоретическую борьбу...

Для этого требуется удвоенное напряжение сил во всех областях борьбы и агитации. В особенности обязанность вождей будет состоять в том, чтобы все более и более просвещать себя по всем теоретическим вопросам, все более и более освобождаться от влияния традиционных, принадлежащих старому миросозерцанию, фраз и всегда иметь в виду, что социализм, с тех пор как он стал наукой, требует, чтобы с ним и обращались как с наукой, т. е. чтобы его изучали. Приобретенное таким образом, все более проясняющееся сознание необходимо распространять среди рабочих масс с все большим усердием и все крепче сплачивать организацию партии и организацию профессиональных союзов... (В.И. Ленин. Что делать?)

Во-вторых, эти революционеры должны быть организованы в революционную пролетарскую партию, которая должна не только нести в массы коммунистическое сознание, но и стать авангардом пролетариата, его революционным организатором.

…кружки, союзы и организации необходимы повсюду в самом широком числе, с самыми разнообразными функциями, но нелепо и вредно смешивать их с организацией революционеров, стирать грань между ними, угашать в массе и без того невероятно потускневшее сознание того, что для «обслуживания» массового движения нужны люди, специально посвящающие себя целиком социал-демократической деятельности, и что такие люди должны с терпением и упорством вырабатывать из себя профессиональных революционеров.

Да, это сознание невероятно потускнело. Основной наш грех в организационном отношении - что мы своим кустарничеством уронили престиж революционера на Руси. Дряблый и шаткий в вопросах теоретических, с узким кругозором, ссылающийся на стихийность массы в оправдание своей вялости, более похожий на секретаря тред-юниона, чем на народного трибуна, не умеющий выдвинуть широкого и смелого плана, который бы внушил уважение и противникам, неопытный и неловкий в своем профессиональном искусстве, - борьбе с политической полицией, - помилуйте! это - не революционер, а какой-то жалкий кустарь.

Пусть не обижается на меня за это резкое слово ни один практик, ибо, поскольку речь идет о неподготовленности, я отношу его прежде всего к самому себе. Я работал в кружке, который ставил себе очень широкие, всеобъемлющие задачи, - и всем нам, членам этого кружка, приходилось мучительно, до боли страдать от сознания того, что мы оказываемся кустарями в такой исторический момент, когда можно было бы, видоизменяя известное изречение, сказать: дайте нам организацию революционеров - и мы перевернем Россию! И чем чаще мне с тех пор приходилось вспоминать о том жгучем чувстве стыда, которое я тогда испытывал, тем больше у меня накоплялось горечи против тех лжесоциал-демократов, которые своей проповедью «позорят революционера сан», которые не понимают того, что наша задача - не защищать принижение революционера до кустаря, а поднимать кустарей до революционеров…

Стихийный подъем масс в России произошел (и продолжает происходить) с такой быстротой, что социал-демократическая молодежь оказалась неподготовленной к исполнению этих гигантских задач. Эта неподготовленность - наша общая беда, беда всех русских социал-демократов. Подъем масс шел и ширился непрерывно и преемственно, не только не прекращаясь там, где он начался, но и захватывая новые местности и новые слои населения (под влиянием рабочего движения оживилось брожение учащейся молодежи, интеллигенции вообще, даже и крестьянства). Революционеры же отставали от этого подъема и в своих «теориях», и в своей деятельности, им не удавалось создать непрерывной и преемственной организации, способной руководить всем движением…

Таким образом, налицо было и стихийное пробуждение рабочих масс, пробуждение к сознательной жизни и сознательной борьбе, и наличность вооруженной социал-демократическою теориею революционной молодежи, которая рвалась к рабочим... (В.И. Ленин. Что делать?)

Третий вопрос, вытекающий из первых двух, на который В.И. Ленин дал ответ: «Как создать революционную пролетарскую партию?»

Подытоживая весь опыт революционного движения, В.И. Ленин предложил три этапа построения революционной пролетарской партии.

Первый этап. Создание строго централизованного, законспирированного отряда профессиональных коммунистических пропагандистов, агитаторов и организаторов, твёрдо овладевших коммунистической теорией и проверивших её на революционной практике.

Этот отряд не может быть многочисленен, потому что твёрдое владение теорией требует систематического коммунистического образования и самообразования, потому что содержание отряда профессиональных революционеров требует средств. Но численность этого отряда должна стать достаточной, чтобы вести коммунистическую пропаганду, как через общерусскую газету, так и непосредственно среди рабочих, готовя и организуя тем самым широкую армию коммунистических агитаторов и организаторов не только в самой рабочей среде, но и повсеместно.

Второй этап. Создание общерусской пролетарской газеты, как коллективного пропагандиста, агитатора и организатора.

Третий этап. Создание армии пролетарских агитаторов и организаторов.

Этот план создания революционной пролетарской партии был не только начертан, но и в самые кратчайшие исторические сроки реализован В.И. Лениным и его соратниками.

Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года. Только история большевизма за весь период его существования может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы пролетариата.

И, прежде всего, является вопрос: чем держится дисциплина революционной партии пролетариата? чем она проверяется? чем подкрепляется? Во-первых, сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием, героизмом. Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую голову пролетарской, но также и с не пролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики, при условии, чтобы самые широкие массы собственным опытом убедились в этой правильности. Без этих условий дисциплина в революционной партии, действительно способной быть партией передового класса, имеющего свергнуть буржуазию и преобразовать все общество, не осуществима. Без этих условий попытки создать дисциплину неминуемо превращаются в пустышку, во фразу, в кривлянье. А эти условия, с другой стороны, не могут возникнуть сразу. Они вырабатываются лишь долгим трудом, тяжелым опытом; их выработка облегчается лишь правильной революционной теорией, которая, в свою очередь, не является догмой, а окончательно складывается лишь в тесной связи с практикой действительно массового и действительно революционного движения. (В. И. Ленин. Детская болезнь «левизны» в коммунизме)

Историческое значение ленинских уроков.

Давайте спросим себя:

Взяли хоть что-то из Ленинского метода построения пролетарской партии нынешние вожди левого движения России?

Извлекли ли нынешние вожди левого движения России хоть один урок из истории большевизма?

Ответ на оба этих вопроса один: НЕТ!

Почему?

Потому что, во-первых, НИКТО из нынешних вождей левого движения НИКОГДА систематически не изучал марксизм-ленинизм, и поэтому они так и не поняли диалектики, во-вторых, все они по этой причине оказались захлёстнуты мелкобуржуазным сознанием.

Тем коммунистам, кто сегодня готов взяться всерьёз за построение коммунистической партии, следует не только изучить и подытожить революционный опыт большевизма, но и отчётливо понять, что незнание теории, нежелание учиться коммунизму неминуемо приведут каждого политика к худшему оппортунизму и предательству интересов трудового народа, как это и случилось со всеми нынешними вождями левого движения.

Конечно, было бы величайшей ошибкой преувеличить эту истину, распространить ее не только на некоторые из основных черт нашей революции. Точно так же было бы ошибочно упустить из виду, что после победы пролетарской революции хотя бы в одной из передовых стран наступит, по всей вероятности, крутой перелом, именно Россия сделается вскоре после этого не образцовой, а опять отсталой (в «советском» и в социалистическом смысле) страной.

Но в данный исторический момент дело обстоит именно так, что русский образец показывает всем странам кое-что, и весьма существенное, из их неизбежного и недалекого будущего. Передовые рабочие во всех странах давно поняли это, - а еще чаще не столько поняли, сколько инстинктом революционного класса схватили, почуяли это. Отсюда международное «значение» (в узком смысле слова) советской власти, а также основ большевистской теории и тактики. Этого не поняли «революционные» вожди II Интернационала, вроде Каутского в Германии, Отто Бауэра и Фридриха Адлера в Австрии, которые и оказались поэтому реакционерами, защитниками худшего оппортунизма и социал-предательства. Между прочим, анонимная брошюра «Всемирная революция» («Weltrevolution»), вышедшая в 1919 году в Вене (Sozialistische Bucherei, Heft 11; Ignaz Band), показывает особенно наглядно весь ход мысли и весь круг мысли, вернее, всю бездну недомыслия, педантства, подлости и предательства интересов рабочего класса - и притом под соусом «защиты» идеи «всемирной революции». (В. И. Ленин. Детская болезнь «левизны» в коммунизме)

Великая Октябрьская социалистическая революция.

Россия и мир накануне Октября.

Какова была обстановка в мире и стране накануне Великой Октябрьской социалистической революции? Мировой капитализм вступил в стадию империализма, доведя противоречия капитализма - как писал Сталин - до последней черты, до крайних пределов, за которыми начинается пролетарская революция. Ленин и Сталин выделили три основных противоречия империализма:

Первое. Противоречие между трудом и капиталом. Всесилие гнета монополистических групп сделали парламентскую борьбу с ним совершенно недостаточной. Только революционная борьба может спасти пролетариат и всех трудящихся от затягивающейся петли империалистического рабства. Империализм подводит рабочий класс к революции.

Второе. Противоречие между различными финансовыми группами и империалистическими державами в их борьбе за передел мира. Эта постоянная бешеная борьба в моменты ее обострения переходит в империалистические войны, что ведет к взаимному ослаблению капитализма вообще, к приближению момента пролетарской революции, к практической необходимости такой революции.

Третье. Противоречие между горстью господствующих «цивилизованных» наций и подавляющим большинством колониальных и зависимых народов мира. Империализм - самая жестокая эксплуатация и самое бесчеловечное угнетение этих народов. Но, эксплуатируя зависимые страны, империализм должен строить там коммуникации, фабрики и заводы. Появление пролетариата, пробуждение национального самосознания, усиление освободительного движения - таковы неизбежные результаты этой «политики», что превращает колонии и зависимые страны из резервов империализма в резервы пролетарской революции.

В начале века царская Россия превратилась в узловой пункт империалистических противоречий. Царская Россия была не только крупнейшей сырьевой колонией западного империализма, но и сама представляла собой - как писал Ленин - страну военно-феодального империализма. Необходимость вывоза огромных сырьевых богатств из России требовала постройки десятков тысяч километров железных дорог. Отсюда - бурное развитие металлургической и топливной промышленности, транспортного машиностроения, сразу попавших в руки западного капитала. В условиях отсталой полуфеодальной страны это привело: во-первых, к громадной концентрации пролетариата в относительно небольшом количестве промышленных центров, во-вторых, к жесточайшей эксплуатации российского пролетариата. Бурное развитие капитализма ускорило расслоение крестьянства на кулачество, середняков и деревенскую безлошадную бедноту, причем доля бедняков постоянно росла, и они пополняли армию городского пролетариата. Циклические мировые промышленные кризисы протекали в России гораздо тяжелее, чем на Западе, умножая и без того невыносимую эксплуатацию, как в городе, так и в деревне. Промышленные кризисы усугублялись периодическими неурожаями и голодом, уносившим миллионы жизней деревенской и городской бедноты.

Стратегия и тактика партии большевиков накануне Октября.

Царская Россия вступила в период бурного роста революционной, но стихийной борьбы российского пролетариата, ещё не осознавшего себя как класс. Революционный подъем требовал создания революционной пролетарской партии. Поставленная историей задача была решена большевиками под руководством товарища Ленина. Центр мирового революционного движения переместился в Россию. Именно организованный рабочий класс возглавил борьбу всех трудящихся масс России за свое освобождение от дикого гнета эксплуататоров. Царизм был средоточием этой бесчеловечной империалистической эксплуатации. Интересы царизма и западного империализма сплелись в единый клубок, и поэтому, - как писал Сталин - кто восставал против царизма, тот должен был свергнуть и империализм. Революция против царизма должна была перерасти в революцию против империализма, в революцию пролетарскую.

К Октябрю 1917 года революционная борьба российского пролетариата прошла два этапа.

Первый этап. 1903 год - февраль 1917 года. Программа-минимумпартиибольшевиков - свалить царизм. Основная сила революции - пролетариат. Ближайший резерв - крестьянство. Направление главного удара: изоляция наиболее опасной для революции опоры царизма - либерально-монархической буржуазии в лице кадетов.

Почему целью первого этапа революции стало свержение царизма, а не социалистическая революция? Потому, что, как еще указывал Маркс, сломать бюрократически-военную государственную машину может только народная революция. Пролетариат не составлял большинства народа. Большинством было два класса - пролетариат и крестьянство. До Февраля лозунг социалистического переустройства не мог поднять на революцию миллионные крестьянские массы. Свержение царизма - таков был тогда общий интерес обоих классов, как писал Ленин, разъясняя позицию Маркса, - таково «предварительное условие» свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование.

Почему кадеты были наибольшей опасностью в период надвигавшейся революционной развязки? Потому, что партия кадетов, как писал Сталин, была партией соглашения между царизмом и большинством народа, т.е. крестьянством в целом..., и партия большевиков направляла тогда главные удары против кадетов. Ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, - нельзя было рассчитывать на победу революции.

Второй этап. Март 1917 года - октябрь 1917 года.

Первая победоносная пролетарская революция началась с революции буржуазной в феврале 1917 года. Рабочий класс, получивший бесценный опыт вооруженной борьбы в 1905-1907 годах, возглавил народную революцию в союзе с крестьянством. Империалистическая война ослабила мировой капитализм. Рабочие и крестьяне России прорвали фронт империализма, свергли царя и создали Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Но пока народ боролся с царизмом, буржуазия прокралась к власти. Революция остановилась на полпути. Наступила пора двоевластия. С одной стороны - засоренные меньшевиками и эсерами Советы, с другой стороны - буржуазное Временное правительство. Причину такого хода событий вскрыл Ленин:

…гигантская мелкобуржуазная волна захлестнула все, подавила сознательный пролетариат не только своей численностью, но и идейно, то есть заразила, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику. (В.И. Ленин. Детская болезнь «левизны» в коммунизме)

16 (3) апреля 1917 года в Россию вернулся Ленин. И сразу же в знаменитых Апрельских тезисах прочертил партии и пролетариату стратегию перехода от революции буржуазной к революции социалистической.

В области экономической этот переход должен состоять в национализации всех земель, конфискации всех помещичьих земель, к слиянию всех банков в один национальный банк и введению контроля над ним со стороны Советов, к введению советского контроля над общественным производством и распределением продуктов.

В области политической Ленин говорил о переходе от диктатуры буржуазии в форме парламентской республики к диктатуре пролетариата в форме Советов. Основная сила революции - пролетариат. Ближайший резерв - беднейшее крестьянство.

Ленин указал направление основного удара большевистской партии: изоляция мелкобуржуазной демократии (меньшевики и эсеры), пытавшейся кончить революцию путем соглашения с империализмом. При этом Ленин указывал, что в сложившихся условиях двоевластия возможно мирное развитие пролетарской революции через завоевание большинства в Советах, которые и изменят состав и политику правительства. Меньшевики и эсеры отказывались признать Советы органами государственной власти, большевики должны требовать их полновластия.

Ленин потребовал сбросить «грязное белье» - отказаться от названия партии социал-демократической, и предложил назвать ее коммунистической партией, как называли свою партию Маркс и Энгельс. Ленин подчеркивал, что от капитализма человечество может перейти непосредственно только к социализму, то естьобщему владению средствами производства, к равенствучленов общества, как работников, и распределению продуктов по равной мере - труду. Но партия должна смотреть дальше. Социализм должен перерасти в коммунизм.

С апреля по октябрь 1917 года коммунистическая партия большевиков, возглавив революционную борьбу пролетариата, завоевывает большинство в Советах, привлекает на сторону революционного пролетариата миллионы крестьян. Она вырывает эти массы от влияния эсеров меньшевиков, анархистов. Переход буржуазии в контрнаступление в июле 1917 года привел к тому, что большевики взяли курс на вооруженное восстание. 7 ноября (25 октября) 1917 года возглавляемый большевистской партией пролетариат, в союзе с крестьянской беднотой, при поддержке революционных солдат и матросов свергает диктатуру буржуазии и устанавливает диктатуру своего класса - власть Советов. Началось триумфальное шествие Советской власти. Средства производства перешли в собственность трудового народа. Впервые в истории человечества миллионы ранее эксплуатируемых и унижаемых получили возможность участвовать в управлении государством, избирать, быть избранными, и в любой момент отзывать своих депутатов, контролировать органы государственной власти, подчинив, таким образом, государство своим интересам.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества - эру пролетарских революций.

Начало социалистического строительства, гражданская война, НЭП.

Сразу после завоевания власти рабочий класс, в союзе с трудовым крестьянством, приступил к мирному строительству, к восстановлению теперь уже своего, народного хозяйства.

После почти бескровной Октябрьской революции всем империалистическим миром, руками свергнутых эксплуататорских классов в России была развязана разрушительная, кровопролитная гражданская война. Реакция расстреливала, вешала, топила, сжигала в паровозных топках, морила голодом и болезнями трудовой народ, только за то, что он сам сделал свой исторический выбор в пользу социализма. Но Советская власть выстояла потому, что она была действительно властью всего трудового народа.

После победы в гражданской войне рабочему классу предстояло решить тяжелейшую задачу: организовать социалистический способ производства в стране с разрушенной промышленностью, с охваченной голодом деревней, раздробленной на миллионы мельчайших хозяйств, при постоянных диверсиях со стороны внутренних и внешних врагов. Без подъема сельского хозяйства решить эту задачу было нельзя. В условиях хозяйственной разрухи Ленин нашел единственный выход: разрешить свободную торговлю излишками зерна в обмен на продукцию частного мелкого городского производителя. Только такой товарный обмен мог тогда заинтересовать частные отсталые крестьянские хозяйства в увеличении производства. Это и была новая экономическая политика - НЭП. Власть и основные средства производства оставались в руках рабочего класса.

Подъем сельского хозяйства позволил рабочему классу восстановить довоенную промышленность и перейти к решению задачи социалистической индустриализации. В ходе ее решения за короткий срок удалось создать целую отрасль сельскохозяйственного машиностроения, заложить основы электрификации всей страны. Тем самым были созданы все условия для перехода сельского хозяйства на социалистические индустриальные рельсы. В то же время партии стало ясно, что НЭП превратилась в тормоз для дальнейшего социалистического строительства. Мелкотоварный способ производства предметов потребления, включая хлеб, стал господствовать почти безраздельно. Это приводило не только к дезорганизации хлебного снабжения города и армии, но и, самое главное, грозило захлестнуть страну мелкобуржуазной стихией, разорвать союз рабочих и крестьян, разрушить союз освобожденных наций. Таким образом, в конце двадцатых годов, во-первых, созрели все условия для социалистической коллективизации сельского хозяйства, для перехода СССР от страны нэповской к стране социалистической, во-вторых, такой переход стал тогда насущной необходимостью для дальнейшего развития пролетарской революции.

Коллективизация и индустриализация.

Коллективизация - продолжение социалистической революции - революция в сельском хозяйстве. В ходе коллективизации был уничтожен последний эксплуататорский класс - кулачество, утвердился социалистический способ производства в деревне. Революционный перелом не мог не вызвать обострения классовой борьбы, перегибов и «головокружения от успехов» - неизбежных болезней социалистического роста в отсталой, мелкобуржуазной аграрной стране. После завершения коллективизации в 1934 году социалистическая страна уже ни разу не испытала голода. В 1937 году было собрано 120 миллионов тонн зерна - в полтора раза больше, чем в самом урожайном для царской России 1913 году.

Социалистическое преобразование села позволили Стране Советов построить к середине 30-х годов фундамент социалистической экономики через индустриализацию всего народного хозяйства. Невиданные во всей истории человечества темпы роста экономики - результат использования власти пролетариатом для вовлечения широчайших масс в дело социалистического строительства. Укрепление социалистического базиса неизбежно, в свою очередь, укрепляло социалистическую надстройку - диктатуру пролетариата. Непрерывное улучшение материального положения трудящихся, переход на 8-часовой рабочий день, ликвидация безграмотности, культурная революция позволили миллионным массам трудящихся принять непосредственное участие в управлении социалистическим государством через Советы, профсоюзы, социалистическую кооперацию, через комсомол.

В конце 30-х годов в СССР были созданы объективные условия для перехода социализма ко второй фазе построения коммунистического общества уже на своей собственной основе, когда социалистический способ производства побеждает капитализм экономически, достигая несравненно большей производительности общественного труда. В 1939 году XVIII съезд партии наметил программу такого перехода. Завершение этой второй фазы означало и окончательную гибель империализма. В этих условиях мировой империализм не мог не нанести упреждающий удар по СССР, видя в этом свой возможно последний шанс.

Великая Отечественная война.

Гитлеровский фашизм - открыто террористическая форма диктатуры буржуазии - был выпестован всем мировым империализмом, как высокоорганизованная военная машина, направленная против СССР. Но германская буржуазия, в силу своей империалистической природы, пошла дальше и замахнулась на мировое господство, развязав вторую мировую войну. Мощь нацистской военной машины, обнаруженная во время войны в Испании, стала во многом неожиданностью для советского военного руководства. Перед партией и советской властью встала задача перестройки экономики на военный лад. Прочный социалистический фундамент позволил решить эту задачу, но времени было слишком мало. Приходилось прибегать к чрезвычайным мерам.

Завоевав Европу, Гитлер уверовал в свою непобедимость. Используя преимущества нападавшей стороны, нацистские полчища захватили военную инициативу и оккупировали значительную часть территории СССР. В это трагическое время и проявилось превосходство нового строя. Советский Союз выстоял и победил не только за счет лучшей организации экономики, не только за счет высокого военного искусства советских полководцев, но и потому, что за годы советской власти выковалось новое социалистическое общественное сознание. Война с гитлеровской Германией стала для советского народа действительно Великой Отечественной войной. Ни одно из воюющих государств не дало примеров такого массового героизма. Ни одна из других воюющих стран не знала подвигов Матросова, Гастелло, Талалихина, Смирнова, молодогвардейцев, панфиловцев и сотен тысяч других простых советских людей, шедших на героическое самопожертвование во имя свободы Социалистической Родины.

Послевоенный период.

Построенный социалистический фундамент оказался настолько прочным, что после Победы, не прибегая ни к внешним займам, ни к НЭПу, Советский Союз за три года восстановил разрушенное войной народное хозяйство и создал несокрушимый ядерный щит. Вопрос «кто - кого?» перешел из военной плоскости в плоскость экономическую. Возникновение широкого социалистического лагеря укрепило новый строй, резко сузило империалистические рынки сбыта. Набирало силы народно-освободительное движение в империалистических колониях.

Сталинская программа коммунистического строительства.

В конце 40-х годов вопрос о переходе к коммунистическому строительству в СССР вновь встал на повестку дня. Программа такого перехода была четко изложена в последних работах товарища Сталина.

Были ясно сформулированы цель социалистической экономики: максимальное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей всего общества, и средстводостижения этой цели:непрерывный рост социалистического производства на базе высшей техники и науки. При этом Сталин настаивал на марксовом положении о том, что необходимым условием роста общественного производства являетсяпреимущественный рост производства средств производства.

Сталин указал пути разрешения главных противоречий периода коммунистического строительства:

  • Поскольку колхозная (т.е. не общенародная) форма собственности и товарное обращение становятся тормозом развития производительных сил и создают препятствие для полного охвата государственным планированием всего народного хозяйства, то по мере роста общественного производства необходимо:
  • путем постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности;
  • по мере роста общественного производства путем постепенных переходов заменить товарное обращение системой продуктообмена.
  • Чтобы преодолеть сложившееся разделение труда, чтобы каждый член общества имел возможность гармоничного развития всех своих способностей, чтобы каждый человек стал активным деятелем общественного развития, по мере роста общественного производства необходимо:
  • постепенно сократить рабочий день до 5 часов;
  • ввести обязательное политехническое обучение;
  • коренным образом улучшить жилищные условия;
  • значительно поднять реальную зарплату, особенно, путем снижения цен на продукты потребления и повышения доли общественных фондов потребления.

Страна поступательно двигалась к коммунистической фазе пролетарской революции, когда исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы, и общественное богатство польется из источников полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!

(К. Маркс. Критика Готской программы)

Причины поражения социализма в СССР.

Основное противоречие социализма.

Как было уже сказано, основным противоречием переходного периода от капитализма к коммунизму является то, что пролетарская революция, в отличие от буржуазной начинается с политической победы пролетариата, а не с экономической победы нового строя над старым. Что «новое общество во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло (К. Маркс)». Построение нового коммунистического способа производства становится созидательной задачей завоевавшего пока толькополитическую власть пролетариата.

Почему организующая, политическая роль диктатуры пролетариата является решающим фактором в переходный период? Потому, что в этот период в обществе сохраняются противоречия, вызванные неразвитостью социалистического базиса. Потому, что, не разрешив эти противоречия, социализм не может победить капитализм экономически.

Вот почему политическая, организаторская сила диктатуры пролетариата является решающим фактором в переходный период. Вот почему умение пролетариата и его авангарда предвидеть и разрешать противоречия переходного периода становится необходимым условием развития пролетарской революции. До 1953 года пролетариат и его авангард - партия Ленина-Сталина неизменно справлялись с поставленными общественным развитием задачами.

Основное противоречие социализма в начале 50-х годов проявлялось в борьбе двух укладов социалистического производства: колхозного, по сути, товарного способа производства и общенародного.

Все основные средства производства в сельском хозяйстве (земля, машины) принадлежали государству, т.е. были в общенародной собственности. В колхозной собственности находилась продукция колхозного производства (зерно, мясо, овощи и т.д.). Излишки этой продукции включались в систему товарного обмена с общенародным сектором. В результате этого обмена колхозники получали от государственного сектора промышленные предметы личного потребления и сельскохозяйственный инвентарь.

В чем была причина сохранения колхозного уклада? Почему колхозная собственность не включалась в общенародную?

Причиной было недопроизводство,как сельскохозяйственной продукции, так и промышленных предметов потребления. Поэтому в условиях недостатка производимых продуктов, их обмен требовал сохранения сложившейся товарной формы обмена и сложившихся двух форм собственности. Чтобы поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, требовалось значительно увеличить производство, как сельскохозяйственной продукции, так и промышленных предметов потребления. Решение этой задачи зависело в основном от развития общенародного сектора, так как именно там находились все основные средства производства (включая МТС). В решении этой задачи были заинтересованы в первую очередь работники общенародного сектора производства. На решение этой задачи и была нацелена сталинская программа.

Таким образом, в 50-х годах, с точки зрения производственных отношений, колхозное крестьянство выступало как товаропроизводитель, и, следовательно, товародержатель. Прибыль колхоза, как источник роста материального благополучия, заслоняла для членов колхоза основной источник удовлетворения их материальных потребностей - непрерывный рост производства в масштабах всей страны. Поэтому члены колхоза, как товародержатели, в первую очередь были заинтересованы в получении максимальной прибыли своим хозяйством. Поэтому они стремились к расширению товарного обмена с государством, например, через повышение закупочных (отпускных) цен, или к переходу к тем видам деятельности, которые приносили максимальную прибыль своему колхозу. В этом проявлялся групповой эгоизм, как внутренняя черта общественного сознания товародержателей.

Диалектика переходного периода такова, что этот групповой эгоизм был революционным шагом вперед, когда он пришел на смену эгоизму частнокапиталистическому. Но этот групповой эгоизм стал тормозом, когда общество перешло непосредственно к коммунистическому строительству.

Два различных уклада социалистического производства определяли существование в обществе двух классов: колхозного крестьянства и рабочего класса. Основные экономические интересы этих классов не совпадали. Хотя это противоречие не носило антагонистического характера, но оно требовало разрешения. Сталинская программа коммунистического строительства, как было уже сказано, указывала путь такого разрешения.

Классовые корни оппортунизма и троцкизма.

Основное противоречие социализма порождает классовые противоречия переходного периода, которые выливаются в открытую борьбу в переломные моменты социалистического строительства. Объективным отражением классовой борьбы пролетариата и мелкобуржуазных элементов являлась борьба партии против правых и троцкистских уклонов. В условиях империалистического окружения эта борьба не могла не принимать самые ожесточенные формы потому, что каждый раз в переломные моменты социалистической истории вопрос стоял так: «кто - кого?».

В начале 50-х годов часть партии выражала особый экономический интерес колхозного крестьянства. В тот момент это был уже правый уклон - еще Энгельс указывал на опасность перерождения группового эгоизма в эгоизм частнокапиталистический.

Ползучая контрреволюция.

После смерти товарища Сталина руководство партии, не смогло воплотить в жизнь сталинскую программу коммунистического строительства и разрешить точно указанные Сталиным противоречия того периода. Сработал субъективный фактор. Возникли те же трудности коллективного руководства, что и после ухода товарища Ленина. Однако на сей раз эти трудности не были преодолены.

Требовалась кропотливая политическая и организационная работа по начертанному Сталиным плану, которая пусть с запозданием, но принесла бы желаемые плоды, и выявила бы новых большевистских вождей партии и рабочего класса. Вместо этого руководство партии выбрало путь «больших скачков». Троцкистские по сути авантюры с освоением Целины и переходом к территориальному принципу управления (совнархозам) подорвали экономику. В спорах о путях выхода из создавшегося, как тогда казалось, чисто сельскохозяйственного кризиса победила точка зрения Хрущева, выражавшая особые экономические интересы колхозного крестьянства. Это была победа правого уклона. Ликвидация в 1958 году государственных МТС и продажа их основных средств производства - машинно-тракторного парка - колхозам, резко расширило сферу товарного обращения. В результате, почти вся отрасль сельского хозяйства превратилась в скроенное по лекалам Дюринга хозяйственное объединение обособленных коммун-товаропроизводителей. А ведь еще Энгельс доказал, что такое хозяйственное построение Дюринга непременно рухнет и приведет к реставрации капитализма.

Так правый уклон в партии породил ползучую контрреволюцию. Клеветническая антисталинская кампания, развязанная Хрущевым и его окружением, служила дымовой завесой, фальшивым предлогом для отступления от марксизма-ленинизма.

  • Почему победил правый уклон в партии?

Потому, что в тот момент в результате сложения воедино целого ряда обстоятельств была ослаблена политическая сила диктатуры пролетариата. Основными из этих обстоятельств были:

  1. Гибель в войне миллионов лучших сыновей и дочерей Социалистического Отечества, первыми встававших в атаку, первыми отдавших все силы Победе на фронте и в тылу.
  2. Более половины из 6-миллионного отряда коммунистов вступили в партию во время войны и не имели необходимого политического образования и опыта.
  3. Необходимость жесткого единоначалия вынудила на время войны ограничить социалистическую и партийную демократию.
  4. В 40-е годы от перенапряжения сил умерли три ближайших соратника И.В. Сталина, крупные теоретики марксизма А.С. Щербаков, М.И. Калинин и А.А. Жданов, после чего «твердокаменные» марксисты оказались в политбюро ЦК в меньшинстве. Но авторитет и твёрдая большевистская позиция И.В. Сталина были тогда гарантом верной политической линии партии и диктатуры про-летариата.
  5. Руководство партии во главе со Сталиным принимало решительные меры для укрепления диктатуры пролетариата, но Сталин умер в разгар этой работы. Поэтому его смерть оказалась невосполнимой и, как выяснилось, трагической потерей для всего рабочего класса, для всего дела построения коммунистического общества.
  6. Ложно понятая борьба за единство партии после смерти Сталина приглушила остроту борьбы с правым оппортунизмом и троцкизмом.
  7. Большинству, сложившемуся в руководстве партии в середине 50-х годов, не хватило воли и политического искусства в решающий момент борьбы с правыми. Вместо того, чтобы обратиться ко всей партии (как это сделала группа товарища Сталина в период борьбы с троцкизмом и правым уклоном после ухода товарища Ленина) группа Молотова-Кагановича решила убрать правых келейно и потерпела поражение.
  8. Была ли победа правого уклона неизбежной?

Нет, потому, что, по крайней мере, четыре из указанных обстоятельств сложились воедино случайно.

Однако, если бы в начале 50-х годов «твердокаменные» марксисты составляли решающее большинство в политическом штабе партии, то правые не пришли бы к власти после смерти И.В. Сталина. – Кадры решают всё!

Разрушение социалистического базиса.

Как и предсказывал Энгельс, переход к товарному способу производства в сельском хозяйстве привел к кризису все социалистическое хозяйство. В 1963 году, впервые после 1934 года, страна была вынуждена закупать зерно за границей. Темпы роста промышленного производства резко упали. Для выхода из кризиса было необходимо развернуть беспощадную борьбу с правым уклоном в партии и вернуть экономику страны на коммунистические рельсы.

Однако партийное руководство к тому времени оказалось настолько засорено правыми элементами, что для выхода из кризиса требовались решительные действия уже всей партии, всего рабочего класса. Но товарное бытие уже отравило общественное сознание. В партии и в рабочем классе возобладали тогда мелкобуржуазные взгляды на политику: «руководству виднее».

Так называемая «косыгинская экономическая реформа 1965 года» превратила уже все социалистические предприятия в обособленных товародержателей. Государственные органы управления превратились в огромную товарную биржу. Сдерживание инфляции - неизбежного спутника товарного производства - порождало товарный дефицит. Погоня за прибылью приводила к хищнической эксплуатации природных богатств, особенно нефтяных, газовых и лесных ресурсов. Как показал еще Маркс, расширение товарного производства требует неравноценного товарного обмена (читай - ограбления) с экономически зависимыми регионами. Такими регионами стали Нечерноземье, республики Средней Азии, Кузбасс и другие сырьевые районы. Групповой эгоизм товародержателей неизбежно распространился на национальный и региональный уровни. Это и привело к национальному и региональному сепаратизму.

Товарное бытие стало определяющим для формирования общественного сознания. К концу 70-х годов диктатура пролетариата, как политическая сила общества, сошла на нет. Власть перешла к номенклатуре, выражавшей интересы руководства предприятий-товародержателей. Социалистическая надстройка, включая многомиллионную партию и Советы, превратилась в фанерную декорацию. Мелкобуржуазная волна захлестнула почти все слои общества. Вот почему, открытый контрреволюционный захват власти в 1991 году ставленниками мирового империализма почти не вызвал сопротивления Общества.

О так называемых «сталинских репрессиях».

В оценке так называемых «сталинских репрессий» среди некоммунистов существует два основных подхода.

Первый, берущий начало от троцкистов и буржуазных либералов тридцатых годов, подхваченный солженицыными, горбачёвыми, познерами и зюгановыми: «сталинский режим пролил океаны крови безвинных людей».

Второй подход свойственен некоторым так называемым «государственникам»: «СССР погиб, потому что Сталин уничтожил слишком мало врагов советской империи».

Чтобы дать правильную, коммунистическую (а, следовательно, действительно гуманистическую) оценку тем событиям, в начале обратимся к фактам.

В объединённом номере 1-2 журнала «Россия XXI» за 1994 год была опубликована статья В. Земскова «Политические репрессии в СССР (1917-1990 гг.)» . Автор – член Комиссии Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом АН СССР Ю.А. Поляковым по определению потерь населения. Эта комиссия была создана по прямому указанию двух «прорабов перестройки», двух ярых антикоммунистов М.С. Горбачёва и А.Н. Яковлева с одной целью: доказать «кровавую сущность сталинского режима». Однако, члены комиссии не поддались нажиму и с научной скрупулёзностью подсчитали число лиц осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления (включая контрреволюционные преступления, особо опасный бандитизм и шпионаж) в 1921-1953 годах. Повторим здесь некоторые основные данные, полученные той комиссией.

Всего за указанные преступления за указанные 33 года было осуждено 4 миллиона 60 тысяч 306 человек.

Из них к смертной казни – 799 тысяч 455 человек.

В 1937 году осуждено – 790 тысяч 665 человек, из них к смертной казни – 353 тысячи 74 человека.

В 1938 году осуждено – 554 тысячи 258 человек, из них к смертной казни – 328 тысяч 618 человек.

В 1930-1931 гг. в «кулацкую ссылку» было направлено немногим более 1,8 млн. крестьян.

По данным Центрального управления народнохозяйственного учета Госплана СССР, в 1932 г. на Украине родилось 782 тыс. и умерло 668 тыс., в 1933 г. – соответственно 359 тыс. и 1309 тыс. человек.

Таким образом, данные о «репрессированных» и «жертвах голода» в десятки (а по казнённым – в сотни) раз меньше казённой «демократической статистики сталинских преступлений».

Теперь обратимся к причинам, вызвавшим так называемые «сталинские репрессии».

Как видно, львиная доля осуждений за особо опасные государственные преступления пришлась на пресловутые 1937-1938 годы. Почему так произошло?

Во-первых, как известно, коллективизация была социалистической революцией на селе. И как любая революция, коллективизация вызвала не только расслоение всего общества, но и резкое обострение классовой борьбы. При этом, наибольшей остроты эта борьба, как это ни парадоксально звучит, достигла в партийной и военной среде. С одной стороны интересы кулачества в партии защищались правыми оппортунистами (Бухарин, Рыков, Томский и другие), с другой стороны, бывшими и скрытыми троцкистами (Радек, Преображенский, Тухачевский и другие). В том, что левацкие и правые силы в партии и армии выступили против советской власти единым фронтом, нет ничего удивительного. Поскольку и те, и другие были носителями мелкобуржуазного сознания.

Во-вторых, пик обострения классовой борьбы совпал с поражением республиканской Испании в войне с местными фашистами и нацистской Германией. Это поражение показало серьезные слабости в вооружении Красной армии, воевавшей на стороне республиканцев. И как следствие, породило в упомянутых мелкобуржуазных кругах надежду к приходу к власти при поражении СССР в неминуемой войне с Германией.

Оба этих фактора заставили мелкобуржуазные силы, во главе которых стоял высланный из страны Троцкий, форсировать подготовку государственного переворота в СССР. Таким образом, мелкобуржуазная оппозиция являла тогда собой пятую колонну нацистов. Заговор вовремя был раскрыт, и контрреволюционеры понесли заслуженную ими кару. Заметим, что большинство судебных заседаний над вождями заговорщиков носили открытый, публичный характер. А вот хрущёвская и яковлевская реабилитация этих преступников происходила келейно и чохом.

Конечно, в деле массовых осуждений раскрытых заговоров не могло не быть перегибов. Но «на войне, как на войне». Потому что в преддверии неминуемой войны с нацистской Германией стоял один вопрос: «кто – кого?». И времени у государства диктатуры пролетариата просто не было. В 1939 году, когда заключение пакта о ненападении с Германией дало нашей стране передышку перед грядущей войной, появилось время оглядеться. Тогда-то эти перегибы и были исправлены партией, и многие действительно невинно осуждённые были реабилитированы и освобождены.

А в 1937-1938 году вопрос стоял так: либо Страна Советов уничтожит дотла пятую колонну нацистов, либо потерпит поражение, что по планам Гитлера означало уничтожение 120 миллионов из 170 миллионов советских людей. Более того, победа нацизма влекла не только гибель СССР, но и всего Человечества. Вот что было поставлено тогда на чаши весов, вот какой выбор стоял перед Сталиным и его соратниками.

В-третьих, анализ статистики осуждённых за особо опасные государственные преступления показывает, что периоды увеличения числа осуждённых всегда совпадали с поворотными периодами истории Социализма в СССР: гражданская война, коллективизация, угроза вторжения нацистов в 1937-1938 годах, Великая Отечественная война. Потому что на эти периоды приходится, как обострение борьбы отживающих классов с пролетариатом, так и обострение борьбы с Советской властью со стороны внешнего капиталистического окружения.

И диктатура пролетариата, как диктатура победившего класса, не могла не защищаться в эти поворотные периоды с особой решимостью.

В-четвёртых, именно ослабление борьбы диктатуры пролетариата с правой опасностью после смерти И.В. Сталина привело не только к поражению социалистического строя, но и к неисчислимым жертвам среди трудящихся СССР. Контрреволюция, начатая Хрущёвым и его окружением, продолженная брежневыми, косыгиными, горбачёвыми, ельциными в конечном итоге уже сгубила жизни миллионов и миллионов советских людей. И число этих действительно безвинных жертв в десятки раз превышает число казнённых врагов народа за все годы так называемого «кровавого сталинского режима».

Познеры, горбачёвы, яковлевы, солженицыны, каспаровы прекрасно это знают. Однако, как мы уже говорили, их лакейская суть оставила им только одну способность – способность оподлить всё, к чему они прикасаются.

 
   Главная Университет Цели и задачи коммунистов
 © 2006-2012 CommUni.Ru   О сайте Главная   Университет   Наша позиция   Наши листовки   Наша работа   Форум