Обновления и Анонсы   Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
 
 
 
 
 
ГЛАВНАЯ   УНИВЕРСИТЕТ   НАША ПОЗИЦИЯ   НАШИ ЛИСТОВКИ   ТРУДОВАЯ РОССИЯ   ФОРУМ  
Главная Университет Научный коммунизм Переход от простейшего отношения к сущности общества
III. Синтез Содержание VI. Коммунизм и зрелость труда революционеров
 
   

Разделение труда.

Созревание же процесса труда по своей сути, как следует из сказанного выше, есть вместе с тем его расчленение.

Для потребления данных природой в готовом виде предметов потребления их надо достать, найти, собрать и т. п., вообще добыть. Для получения предметов потребления при помощи данных природой в готовом виде средств труда надо добыть и средства труда, и предметы труда. Добыча материала для средств и предметов труда сохраняется и в зрелом процессе труда.

Например, для изготовления каменных орудий годился не любой камень, а только тот, который, во-первых, поддавался обработке, во-вторых, долго служил. Таким камнем был кремний. Но кремний надо было сначала добыть.

Помимо добычи в труде выделяются обработка, создание средств труда и создание предметов потребления при помощи созданных средств труда. При вполне зрелом процессе груда имеет место также предварительная обработка предмета труда для придания ему однородности, вообще нужных свойств.

При повторении, возобновлении процесса труда он (труд) сталкивается со смертностью каждого отдельного человека, в связи с этим возникает необходимость – для постоянства повторения, возобновления труда – передачи сведений, умений, навыков новым индивидам, подключающимся к труду.

Применительно к современной промышленности это разделение на добывающую и обрабатывающую промышленность, производство средств производства, производство предметов потребления, подготовку кадров.

Источники развития труда.

Отмеченное многообразие видов труда (процессы труда по созданию предметов потребления, средств и предметов труда, человека труда) есть многообразие зрелого труда.

В незрелом, возникающем труде нет этого многообразия, а есть довольно простой процесс создания предметов потребления человеком, который может участвовать в труде без особой подготовки.

Созревание процесса труда есть преобразование соответственно процессу труда всех его компонентов, в том числе и человека. В зрелом процессе труда труд «отпечатывается» в человеке не только функционально, но и морфологически, и в этом отношении образуется, так сказать, телесная трудовая потребность, т. е. потребность в труде здорового человеческого организма.

Пока труд не созрел, он служит главным образом средством для удовлетворения внешних по отношению к нему телесных потребностей. Таким образом, удовлетворение телесных потребностей и есть источник созревания труда. Этот источник возобновления, повторения труда лежит вне самого труда, есть внешний по отношению к самому труду источник движения труда. Это источник не только повторения, но и расширения, развития труда, производства.

Но, во-первых, это источник расширения во вполне определенных пределах: он диктует развитие труда до тех пор, пока индивиды не смогут обеспечить себя, в конечном счете, таким количеством предметов потребления, которое необходимо для максимального удовлетворения биологических потребностей (такой природный максимум есть у каждой телесной потребности). По достижении указанного максимума он превращается в источник повторения производства в том же самом объеме (естественно, при неизменной численности населения). Развитие труда по достижении упомянутого максимума будет диктоваться уже ростом численности населения.

Во-вторых, по своей сути этот источник необходимо предполагает количественное расширение труда (вплоть до достижения упомянутого максимума), но не предполагает с необходимостью качественного изменения труда. Качественное изменение труда вызывается этим источником негативно, а не позитивно. А именно, если для удовлетворения биологических потребностей количественного изменения труда недостаточно, если количественное изменение труда сталкивается с внешними пределами (например, недостаточностью природного материала для данного рода предметов труда), тогда (и только тогда) происходит качественное изменение.

Центр тяжести при таком источнике движения труда лежит в количественном изменении труда, а качественное изменение занимает подчиненное положение.

Созревание труда полезно проиллюстрировать на примере истории земледелия. К этой истории мы будем всё время обращаться в дальнейших лекциях нашего курса. А пока рассмотрим созревание земледелия с того времени, когда мотыжное земледелие сменилось пашенным земледелием. Вместо рыхления мотыгой, земля перед севом теперь вспахивалась сохой с использованием тягловой силы сначала парнокопытных, а потом и лошадей. Произошёл этот качественный переход ещё в конце каменного века. И с тех пор вплоть до начала ХХ века земледелие развивалось в основном количественно (через расширение площади пахотных земель).

Однако к концу XIX века площадь пахотных земель в Европе достигла своего предела, и собираемый на этих землях урожай зерновых уже не мог обеспечить растущее население. Таким образом, биологическая потребность в пище стала требовать качественного изменения земледелия. Переход к широкому применению машин в сельском хозяйстве в начале ХХ века и стал таким качественным изменением земледелия.

Когда же труд созревает и, следовательно, человек труда изменяется не только функционально, но и морфологически, соответственно процессу труда, тогда, по нашему мнению, образуется потребность нормального, здорового человеческого организма в совершении самого процесса труда. Строение организма определяет возможности его функционирования и обусловливает потребность в реализации этих возможностей. Поскольку строение организма человека, и, прежде всего его рук и мозга, специфично по сравнению со строением организма животных, постольку существует природная потребность в реализации этих специфических возможностей.

Однако тут мы имеем дело не с чисто природной (биологической) потребностью, а с потребностью, образующей внутренний момент социального, момент, не существующий вне внутреннего единства с социальным, однако и не сводимый полностью к социальному.

Поясним эту мысль. Известно, что человеческий индивид, попавший в животную среду в раннем возрасте, остается на уровне животного развития, у него не реализуются возможности, вытекающие из специфики строения человеческого организма. Специфически человеческие потребности, в том числе и потребность в труде, при этом не сформировываются. Следовательно, потребность в труде не есть сугубо биологическая потребность, а складывается и развивается только внутри человеческого общества. Вместе с тем самые высокоразвитые животные при совершеннейшем обучении и воспитании не могут сравниться с людьми по своему развитию. Это свидетельствует о том, что способность человека к труду и его потребность в труде имеют, между прочим, также биологическую природную основу.

Потребность в труде – поскольку благодаря ей реализуются возможности, обусловленные специфическим строением организма человека, – имеет «телесную, природную сторону». Эта потребность есть потребность в специфически человеческом функционировании организма человека, или, иначе говоря, потребность в реализации специфически человеческих природных задатков.

Все рассматривавшиеся ранее жизненно необходимые потребности внешни труду. Здесь существенно лишь удовлетворение таких потребностей, и оно может быть достигнуто и трудом и добычей предметов потребления, данных в готовом виде природой.

Напротив, реализация специфически человеческих природных задатков может быть осуществлена лишь в труде и никак иначе. Потребность в специфически человеческом функционировании организма человека, главным образом рук и мозга, есть потребность организма человека, внутренне единая с самим трудом – она не существует и не реализуется вне труда.

С другой стороны, история знает массу примеров, когда в процессе труда разрушаются или уродуются специфически человеческие природные задатки. И если в процессе труда уродуются, разрушаются природные задатки человека, то такой труд не никак может быть потребностью.

Труд становится потребностью, если он реализует, совершенствует, развивает природные задатки человека. Такой труд, с одной стороны, есть труд ради совершенствования, развития специфически человеческих природных задатков, с другой стороны и вместе с тем, этот труд есть реализация потребности в труде.

Можем ли мы сегодня назвать примеры того, когда конкретный труд является потребностью конкретных людей? – Конечно, это творческий труд художника, учёного, конструктора и т.п. Вот только доля людей, что сегодня испытывают потребность в своём труде, ничтожно мала.

Но если предметом потребности служит сам труд и удовлетворение потребности в труде есть процесс труда, то такой труд оказывается самоцелью, трудом ради труда. (Предваряя последующее изложение, заметим, что труд ради труда – это вместе с тем превращение труда в нечто иное.)

Итак, если труд реализует, совершенствует, развивает специфически человеческие природные задатки, если труд совершается ради реализации, совершенствования этих задатков, то такой труд есть вместе с тем труд ради труда. Человек не чужд такому труду, а внутренне един с ним, такой труд – это не чуждый человеку труд, а его собственный труд, труд как «органическая» для него жизнедеятельность. Труд, который есть потребность, не служит просто средством для человека, а представляет собой его собственную жизнедеятельность особого рода.

Доминирование труда как средства характерно для возникающего и формирующегося труда, труд как потребность при этом необходимо существует, но в качестве подчиненного момента.

В исторически сформировавшемся труде доминирует труд как потребность, труд как средство остается, но низводится на роль подчиненного момента, необходимого условия.

Потребность в труде – это потребность в возобновлении труда. Количественное изменение (количественная сторона труда, количество предметов потребления) остается необходимым условием, но перестает быть главным в труде. Сначала на первый план выходит качество предметов потребления, а затем (или одновременно) качество самого труда.

Труд ради удовлетворения жизненно необходимых, телесных потребностей и труд ради удовлетворения потребности в труде, с одной стороны, в общем и целом не существуют друг без друга. А с другой стороны, цели того и другого труда внешни друг другу, полное совпадение того и другого труда может быть, а может и не быть. Из сути того и другого труда не вытекает необходимость их полного совпадения.

Таким образом, труд как средство поддержания биологического существования и труд как потребность и едины, и противоречат друг другу. Противоречие между ними имеет место и тогда, когда доминирует труд ради поддержания биологического существования, и тогда, когда доминирует труд ради потребности в труде, хотя в том и другом случаях имеются качественно различные стадии противоречия.

Если труд совершается ради удовлетворения жизненно необходимых потребностей, то качество продуктов труда и качество самого труда по преимуществу определяются данными биологическими потребностями. В этом случае развитие труда и его продуктов выступает в виде изменения количества предметов потребления, а на первом плане в развитии труда стоит достижение максимума удовлетворения, количественного насыщения необходимых биологических потребностей (следовательно, потребностей, по своей сути не изменяющихся, пока существенно не изменяется человек как представитель определенного биологического рода). Качественное изменение труда и его продуктов хотя и происходит, но как подчиненное количественному изменению.

Если же труд совершается ради потребности в труде, то труд как средство для удовлетворения телесных потребностей остается необходимостью, хотя и подчиненной труду ради потребности в труде. На первый план в развитии труда выдвигается качество труда, его качественное изменение, а количество труда оказывается подчиненным моментом.

Почему потребность в труде, в отличие от отношения к труду как средству для удовлетворения биологических потребностей, связана преимущественно с качеством труда, а не с количеством?

Потребность в труде имеет своим предметом потребления труд. Потребление как реализация потребности в труде есть главным образом сам процесс труда, а не его результат. Труд из-за потребности в труде уже есть не только средство, но и самоцель, а вместе с тем процесс, совершающийся ради реализации трудовых качеств человека. Но при постоянном использовании трудовые качества человека совершенствуются, развиваются. Следовательно, труд ради потребности в труде становится трудом ради развития трудовых качеств человека.

Потребность в труде, во-первых, зависит от организма человека, а во-вторых, от самого процесса труда. Что касается первого, то труд должен соответствовать возможностям организма, то есть не быть чрезмерно утомительным, он должен также активизировать все органы и системы человека, способные участвовать в труде, быть разнообразным, по своим природным качествам человек должен быть способен к успешному выполнению этих процессов труда без чрезмерного напряжения сил своего организма. Развитие потребности в труде со стороны возможностей организма имеет свои биологические, телесные пределы.

Что же касается второго, то развитие потребности в труде происходит путем развития, совершенствования процесса труда; сам процесс труда не ставит пределов своему развитию. Развитие процесса труда может происходить путем совершенствования существующего процесса труда и путем перехода к иному (более развитому) процессу груда.

Совершенствование уже существующего процесса груда и переход к иному, новому процессу труда с точки зрения роли человека есть творчество, такой труд есть творческий труд. Совершенство есть красота. Творчество по своей сути – совершенствование. По нашему мнению, всякий творческий труд есть труд по законам красоты. Главными, наиболее характерными чертами труда, совершающегося ради потребности в труде, есть творчество по законам красоты. Мера труда, его разнообразие есть необходимые, но не главные черты труда ради потребности в труде.

Есть ли предел качественному изменению процесса труда?

Этот предел, во-первых, ставится биологическими возможностями индивида, продолжительностью его трудовой жизни, а также продолжением жизни рода. Во-вторых, пределом служит ограниченность тех или иных природных материалов. Как тот, так и другой предел может преодолеваться (т. е. они не абсолютны, а относительны). Они являются, хотя и в разной степени и по-разному, внешними пределами процесса труда.

А ставит ли процесс труда внутренний предел своему развитию? (Внутренний предел процесса – такой предел, который ставит сам процесс своим собственным совершением.)

Мы уже говорили, что в зрелом процессе труда все компоненты труда созданы самим трудом, а не даны природой в готовом виде (например, охота в первобытную эпоху). В зрелом труде и человек труда, и средство труда, и предмет труда есть сами результат, продукт труда. Следовательно, и человек труда, и средство труда, и предмет труда по мере развития труда приобретают все большую зависимость от прошлого труда, от накопленного труда и относительную независимость от совершающегося труда.

Пока компоненты труда даны в основном природой в готовом виде, совершающийся труд в основном зависит от природы. Когда компоненты труда сами в основном есть продукты труда, тогда совершающийся труд по преимуществу зависит от уже накопленного, от прошлого труда. И каждое новое поколение должно считаться с накопленным до него трудом, с имевшимся до него производством, как с чем-то не зависящим от его воли и желаний, с чем-то таким, что оно должно принять ради удовлетворения телесных потребностей и продолжения рода.

В зрелом процессе труда, поскольку все его компоненты созданы трудом, зависимость совершающегося труда от прошлого труда устойчива, фиксирована в компонентах совершающегося труда. Но зависимость совершающегося труда от труда совершившегося означает тем самым также невозможность для поколения, совершающего труд, совершать его по произволу. То есть имеется определенная независимость совершающегося труда от воли и желаний людей, совершающих этот труд. Таким образом, с созреванием труда созревает и объективная закономерность развития труда, отличная от природных объективных закономерностей (хотя и единая с природными закономерностями, включающая их в качестве своего момента и в качестве своего условия).

Зрелость процесса труда означает установление, созревание внутренней связи компонентов труда: в незрелом процессе труда объединяются компоненты, данные природой в готовом виде, в зрелом же процессе труда объединяются компоненты, созданные самим (прошлым) трудом. Одновременно зрелость труда есть установление созданной самим трудом относительной самостоятельности, обособленности компонентов труда в рамках их внутренней связи: в самом деле, процессы подготовки человека труда, создания средств и предметов труда по мере развития труда становятся все более сложными и зависящими каждый от своей относительно самостоятельной истории.

Такое обособление в рамках внутренней связи одновременно и способствует развитию труда, и препятствует его развитию. Но все же труд в общем и целом имеет возможность прогрессивно развиваться до тех пор, пока самостоятельность компонентов труда остается относительной и подчиненной их внутренней связи.

Труд поставит внутренний предел своему развитию, если внутренняя связь компонентов труда вследствие роста обособленности его компонентов будет разорвана. Нельзя закрывать глаза на то, что тенденции, ведущие к этому, имеются.

Например, сложные технологические процессы сегодня управляются автоматически с использованием компьютеров. Создание программ, управляющих этими процессами, требует от их разработчиков тесного взаимодействия с технологами и другими специалистами, знающими предметную область. Однако сплошь и рядом из-за узости специализации разработчиков программ и технологов они не находят общего языка. В результате созданные программы управляют технологическими процессами неадекватно, что зачастую имеет катастрофические последствия.

Необходимы специальные усилия человечества, направленные на нейтрализацию указанных тенденций. По мере развития труда все более растут могучие преобразующие силы человечества. Но вместе с тем растет и независимость производства от человечества: зависимость производства от человечества становится все более опосредствованной, расчлененной, сложной, человек все более вытесняется из непосредственного процесса производства.

Следовательно, развитие труда имеет и тенденцию саморазрушения труда его собственным развитием.

Процесс труда, если он просто повторяется, остается главным образом тем же самым, неизменным, или изменяется количественно. Вместе с тем простое повторение труда заключает в себе, хотя и подчиненные, моменты качественного изменения. Единство количественного и качественного изменения исходного качества есть мера изменения. В мере изменения господствующую роль играет качественное изменение (в единстве с количественным).

Качественное изменение уже возникшего процесса труда мы уже отмечали. Коротко говоря, оно состоит в том, что в возникшем процессе труда средства труда преобразуются из просто данных извне в созданные самим трудом. То же самое происходит и со всеми остальными компонентами труда.

Ещё раз о взаимодействии потребностей и труда.

Возобновление труда в конце концов приводит к преобразованию соответственно совершающемуся труду и самого человека, и природных условий. Человек и природные условия, в той степени, в какой они преобразуются в труде, становятся продуктами труда, т. е. искусственно созданными. В этом отношении, поскольку развивается труд, постольку изменяются и будут изменяться человек и окружающие его условия (сфера «окружения» все больше расширяется и углубляется).

Что касается биологических потребностей человека, то, когда мы вели речь о простейшем отношении общества, они выступали как зависящие главным образом от биологии человека, от строения его организма, следовательно, как неизменные (при предположении, что биологический род homo sapiens существенно не изменился, не изменяется и не изменится).

После рассмотрения процесса труда становится необходимым фиксировать то обстоятельство, что под воздействием труда биологические потребности (при предположении неизменности биологии человека) не изменяются, поскольку они зависят от биологии человека, а поскольку они зависят от труда – изменяются с возникновением и дальнейшим развитием труда.

С точки зрения биологии человека существенно, чтобы предметы потребления и само потребление поддерживали биологическое существование – в идеальном случае оптимально.

С точки зрения воздействия труда на телесные потребности последние могут удовлетворяться бесконечно разнообразными предметами потребления, создаваемыми трудом. Следовательно, изменение биологических потребностей и потребления может, как прогрессировать, так и регрессировать соответственно прогрессу и регрессу труда. Следовательно, границы потребления как процесса удовлетворения биологических потребностей устанавливаются развитием труда, общества, а не биологией человека.

При этом биологический аспект такого потребления (потребления для поддержания биологического существования – в идеальном случае в пределах оптимума) и трудовой, социальный, его аспект есть хотя и связанные, но все же разные аспекты и могут, как гармонировать, так и выступать в качестве противоположностей и даже противоречить друг другу.

Рассмотрим только два примера таких противоречий.

Первый пример. Известно, что патологическое ожирение стало сегодня глубокой социальной проблемой развитых капиталистических стран не только из-за чрезмерного потребления пищи, перенасыщенной углеводами, но и из-за переедания вообще. С другой стороны, голод уносит сегодня  миллионы и миллионы жизней в странах третьего мира.  При этом общего произведённого объёма излишков пищевых продуктов, ведущих к ожирению американцев и европейцев, вполне хватило бы, чтобы прокормить всё голодающее население Земли сверх биологического минимума.

Второй пример. Известно, что развитие транспорта в идеале улучшает жизнь человека. Однако в крупных городах Запада (да и в Москве), где количество легковых автомобилей измеряется миллионами, транспортные пробки и загазованность воздуха стали невыносимыми для жителей этих мегаполисов.

Чтобы разрешить эти противоречия необходимо прежде найти причину их возникновения, то есть постичь их внутреннюю природу.

Вопрос: можно ли познать внутреннюю природу этих противоречий, рассматривая только взаимосвязь труда и биологических потребностей? Как мы увидим дальше, попытки не только объяснения этих противоречий, но и путей их разрешения путём применения исключительно управленческих средств, предпринимались и предпринимаются постоянно. Но уже из материала первой нашей лекции «Устарел ли марксизм?» следует, что все эти попытки столь же плодотворны, как и попытки создания вечного двигателя.

 
III. Синтез Содержание VI. Коммунизм и зрелость труда революционеров
Главная Университет Научный коммунизм Переход от простейшего отношения к сущности общества
 © 2006-2012 CommUni.Ru   О сайте Главная   Университет   Наша позиция   Наши листовки   Наша работа   Форум